Radio Garmoniia mira, 102.7 fm

Интервью с Вик­то­рией Фроловой.

Victoria Frolova

Беседу ведёт Вера Зубарева

— Добрый день, Вика! Прежде всего, позвольте от имени журнала и ОРЛИТы поздравить Вас и вашу радиостанцию с 15-летним юбилеем. Конечно же, в эти юбилейные дни, хотелось бы вернуться к истокам. Когда возникла идея вашего радио?

— Первый выход в эфир радио «Гармония мира» в Одессе на волне 102.7 FM состоялся 19 августа 1996 года, но лично я об этом не знала: в тот период радио просто не слушала. После распада Союза и всех связей, в том числе и культурных, как теле-, так и радиоэфир производил удручающее впечатление. Мы с мужем покупали кассеты с хорошей музыкой, и спасались этим. И, наверное, только где-то уже в 97-м, или даже в 98-м кто-то из друзей спросил, почему мы не слушаем радио «Гармония мира» – мол, там работают интеллигентные люди, преподаватели, в эфире нет кричащей эстрады, звучит не просто хорошая музыка, а классика, интересные программы, и… совсем нет рекламы. Поверьте, в те годы это казалось просто невероятным.

Вскоре мы настроились на волну «Гармонии мира», и с тех пор мой радиоприемник никаких других радиостанций не принимает…

И тогда, и сейчас, пятнадцать лет спустя, «Гармония мира» кардинально отличается от большинства каналов: достаточно сказать, что в основе ее эфирного наполнения – классическая музыка и познавательные, просветительские программы не только для взрослых, но и для детей. При этом – минимум рекламы, да и касается она прежде всего культурных событий, образования, медицины или духовных практик.

— Кто стоял у истоков этого проекта?

— У истоков «Гармонии мира» – так же, как и все эти годы во главе коллектива – стоит директор и учредитель радио Ирина Львовна Литовченко. Она – доцент Одесского государственного экономического университета кафедры маркетинга, кандидат экономических наук. После 91-го года, как и многие преподаватели, занялась бизнесом. Но людям, выросшим на богатой русской и межнациональной культуре, материального благополучия было недостаточно: разрыв прежних культурных, духовных связей беспокоил и ее, и ее друзей, и они решили, что если сами не сделают чего-то для возрождения и сохранения этих связей, то этого не сделает никто. И тогда, вместе еще с двумя коллегами-единомышленниками Ирина Литовченко и начала новое дело по имени радио «Гармония мира», привлекла тогда – и продолжает привлекать – людей творческих. Многие из них придерживаются того мнения, что работа на радио «Гармония мира» в первую очередь дает им возможность реализовываться, развиваться профессионально, и личностно…

Некоторые программы начали выходить в эфир с первых дней радио «Гармония мира», и звучат на волне радиостанции до сих пор, некоторые появлялись постепенно, но жизнеустойчивость каждого проекта зависит прежде всего от степени заинтересованности и ответственности авторов программ. В эфире «Гармонии мира» гармонично сосуществуют большие и маленькие передачи: это и часовые выпуски «Времени классической музыки» или «Джаз-клуба», и маленькие рубрики «День сегодняшний» или «Минуты отдыха». Однако каждый выпуск любой программы, независимо от ее продолжительности в эфире, не только насыщен интересной информацией, но дарит слушателям позитивные эмоции, настраивая их на волну гармонии с окружающим миром и с самим собой.

— Как Вы вышли в первый раз в эфир? Расскажите о той самой первой передаче и отклике на неё.

— Честно говоря, об откликах на самые первые программы ничего не помню. Сейчас я слушаю те записи, и мне ужасно неловко: чувствуется… внутренний страх, скованность, а это для эфира очень… нежелательно, скажу так. Но знаю, что слушатели благосклонно отнеслись к самому факту появления на волнах «Гармонии мира» программ о поэзии.

Это был цикл из пяти коротких передач о творчестве Пушкина – так сказать, пробный шар. Дело в том, что, как уже говорила, долгие годы я была просто слушателем этой радиостанции, и постепенно, стараясь не пропускать ни одной новой программы, начала следить за рубрикой Бориса Шинчука «Истоки» – как сам он определяет, это – программы о сознании. Они не были похожи ни на что из того, чем я увлекалась раньше – ни на психологию, ни на духовные практики: человек делился опытом собственного самопознания и самоопределения себя в мире. Мне этот опыт оказался близок, я начала задавать вопросы – и письменно, и по телефону… И однажды мы с Борисом Исааковичем познакомились лично, а где-то через год после нашего общения он и предложил мне вести поэтическую рубрику на радио.

Как все это должно быть, не представлял никто, а я меньше всего. Но знала точно, что мне это интересно, что мне это хочется делать. И в очередной раз в моей жизни на помощь пришел Александр Сергеевич Пушкин: в университет на филологический я поступала, можно сказать, из-за него, и все свои курсовые, и диплом писала о его творчестве. Вот на основе дипломной работы я и сделала те первые программы, причем, пришлось осваивать еще и навыки музыкального редактора. Те первые программы вышли в эфир в феврале 2007 года, и так совпало, что это была годовщина памяти Пушкина…

— Как рождались идеи различных тематических передач – спонтанно или всё было сразу включено в план?

— Сначала – и надо сказать, довольно долгое время – я делала программы спонтанно. На первых порах это было оправдано: у меня были какие-то личные пристрастия в авторах, и мне хотелось этим поделиться. Так, например, появились программы о творчестве Зои Журавлевой. А вот цикл «Поэтический календарь» хотя и появился потому, что мне очень хотелось прочесть в эфире замечательные стихи Константина Сергиенко из его повести «Дни поздней осени», но постепенно из программ об этой книге он перерос в цикл, объединяющий поэтов разных эпох – от того же Пушкина до Пастернака, хотя основа – поэтический календарь Константина Сергиенко – при этом сохранялась.

Но спонтанность, как понимаете, дело ненадежное, необязательное, из-за этого у меня не раз возникали недоразумения с директором. Если честно, мне стоило немалых трудов перестроиться, но в конце концов я поняла, что наличие хотя бы примерного тематического плана полезно прежде всего мне самой: не нужно мучительно придумывать, что же еще такого поведать миру. Тем более что интересных тем предостаточно.

— Рождаются ли проекты новых передач сегодня?

— С этого года я начала работать над циклом с условным названием «Современники классиков», и пока речь в них идет о жизни и творчестве поэтов пушкинской эпохи, как хорошо известных – тот же Жуковский или Грибоедов, так и в свое время забытых – это прежде всего друзья Пушкина Дельвиг, Кюхельбекер, или же его дядя Василий Пушкин. Одновременно с идеей этого цикла появилась идея проекта еще более масштабного, и для меня чрезвычайно сложного – «Сонеты в мировой поэзии». Но, думаю, я начну работать над ним после того, как первый проект исчерпает себя. Пока же конца ему не видно.

Кроме того, появляются и будут появляться программы, в основе которых лежит так называемый информационный повод, связанный с какими-то культурными событиями настоящего времени. Был, к примеру, случай, когда один из героев рубрики – поэт, одессит, много лет живущий в Питере, Сергей Щепотьев поделился со мной стихотворением, написанным им сразу после известия о смерти Андрея Вознесенского. Стихотворение мне настолько понравилось, что захотелось его прочесть – так появилась программа «Памяти Андрея Вознесенского», в которой звучали также и стихи самого Вознесенского, и другие посвящения этому поэту. Понятно, что подобные программы спланировать невозможно.

— Насколько слушатели способствуют формированию новых идей для передач?

— Вот, кстати, только что я привела пример этого. Но, по правде сказать, это бывает не так часто. Иногда звонят в студию и спрашивают, будут ли программы о том или ином поэте, но мне недостаточно того, что тот или иной автор известен, любим, или же вызывает интерес некой эпатажностью в собственной жизни и в творчестве. Например, одна моя подруга предложила в качестве героя программ Маяковского. Я же пока не готова к этой работе, потому что в основе любой, даже маленькой передачи, должна быть своя внутренняя концепция, которая абсолютно совпадает с концепцией радио, а это прежде всего – гармония. Согласитесь, что в контексте жизни и творчества Маяковского говорить о гармонии непросто. Но это не значит, что невозможно – именно в таких случаях и важен авторский взгляд, и в этом, собственно, и заключается моя задача – показать поэта и его творчество с какой-то неожиданной точки зрения.

— Насколько ваше радио популярно? У вас ведь много посвящено не слишком популярным вещам – таким, как поэзия, например.

— Вполне возможно, что радио «Гармония мира», как говорится, широко известно в узких кругах – в кругах тех людей, для которых классическая музыка, поэзия, джаз, духовные искания важны для жизни. Наверное, сегодня это меньшинство, но если вспомнить первоначальную задачу радио «Гармония мира», то оно ее выполняет – сохраняет и популяризирует культурное наследие… если хотите – всего человечества: музыка, духовный опыт, та же поэзия интернациональны. С поэзией, правда, сложнее, тем не менее на радио звучали программы на украинском языке, посвященные Лесе Украинке, Тарасу Шевченко, Игорю Богдану Антонычу, Лине Костенко, Владимиру Сосюре. Нередко в самых разных передачах просто нельзя не сказать о переводах. Все это не может быть не востребовано – пусть не массовым сознанием, но тогда тем более наше радио должно звучать в эфире!

— Слушают ли ваше радио за пределами Одессы?

— За пределами Одессы радиостанция «Гармония мира» не вещает. Но некоторые авторы выкладывают программы в интернете – например, Андрей Полянский свое «Дыхание Земли». Иногда отдельные программы куда-то уезжают, записанные на дисках. Я тоже некоторые свои программы отправляла друзьям – в Россию, в Эстонию, в Штаты. Кое-что также выложила в интернете, и знаю, что их слушают. Кстати, недавно таким образом меня нашел сын писателя Константина Сергиенко, который живет в Германии.

— Какая ваша самая любимая рубрика?

— Отчасти я уже ответила на этот вопрос: много для меня значит рубрика «Истоки», я до сих пор стараюсь регулярно ее слушать и осмысливать информацию применительно к собственному жизненному опыту. Очень люблю «Время классической музыки»: когда я была только слушателем радио, мне казалось, что подобные программы просто невозможно делать в наше время, что это какое-то чудо – и голос Тамары Нестеровской, и просветительская направленность ее программ. Я уже не говорю о качестве звучащей в них музыки, которое имеет только одно определение – высшее. Но мне не хотелось бы делить рубрики на любимые и не очень – я воспринимаю наш радиоэфир как единое целое, и каждая рубрика, даже самая крошечная, имеет свое лицо, и у каждой своя задача.

— Вы сделали замечательный цикл передач, посвящённых «Мцыри» Лермонтова, в котором сами же и прочитали эту поэму. Чем был вызван ваш выбор, и как возникло решение читать самостоятельно, не прибегая за помощью к актёрам?

— Этот цикл появился совершенно случайно – как выполнение заказа слушателя. Дело в том, что с опытом я начала как-то иначе чувствовать стихи и стараться голосом, интонацией передавать авторскую идею – естественно, так, как я ее ощутила. И мы решили рискнуть, запустив в эфир предложение заказывать записи стихов любимых авторов, и изначально предполагалось, что стихи читать буду я.

Но я предполагаю, что люди думают, будто у нас есть некий архив актерских прочтений – как раньше это было в практике советского радио, однако привлекать к этой работе актеров мы не планировали. Во-первых, надо найти актеров – а не каждый сможет выполнить подобную работу, да еще и за символическую оплату. Во-вторых, рубрика о поэзии и чтение в ней стихов – это не то же самое, что актерская работа, это – как бы разговор с другом в интимной обстановке.

Предложение записать именно «Мцыри» было неожиданным, но в тот период я сама отчасти находилась в состоянии Мцыри – как человек, теряющий иллюзию, или мечту. Я приняла это предложение с благодарностью, и, может быть, поэтому начитала поэму почти на одном дыхании, в течение часа – так, как, собственно, и мог рассказывать Мцыри – с паузами, сбиваясь с дыхания, погружаясь в воспоминания и одновременно анализируя всю свою жизнь. Я просто рассказывала его историю, на этот час ставшую моей…

— Планируете ли Вы продолжать цикл чтений?

— Стихи, которые я читаю в контексте программ – это как бы продолжение рассказа о становлении личности поэта. Если же читать стихи отдельно – здесь другая драматургия. Я не являюсь ни чтецом, ни актрисой, поэтому не планирую отдельных больших «чтений». У меня другая задача и другие возможности, и отчасти подобный проект в эфире радио «Гармония мира» уже реализован. Так получилось, что в период, когда от средств массовой информации требовали жесткого соблюдения так называемого процентного соотношения государственного языка и «мов національних меншин», к которым, как известно, отнесли и русский язык, мне пришла идея сохранить это самое соотношение, читая в рубрике «Минуты отдыха» стихи на украинском языке, причем, как классиков, так и современных авторов. До этого рубрика была чисто музыкальной – в эфире просто звучала спокойная музыка, теперь это – литературно-музыкальные композиции, в которых звучат самые разные авторы – уже не только украинские, но и русские, в том числе и переводы. Есть даже подборка японских хокку и танка.

— Освещалась ли деятельность вашего радио в прессе?

— К очередным «дням рождения радио» о «Гармонии мира» вспоминали, и наш директор Ирина Литовченко несколько раз давала интервью разным изданиям – газетам и журналам. Но это, насколько я знаю, периодический всплеск интереса к радио. Вообще, мой журналистский опыт показывает, что средства массовой информации о любом явлении охотнее рассказывают, если их об этом очень просят, причем, как говорится, «за вознаграждение». А у радио проводить широкомасштабные рекламные кампании возможности нет.

— Кто ваши спонсоры? Удаётся ли вам выстаивать конкуренцию в этой сложной экономической обстановке?

— Отчасти наши спонсоры – это наши слушатели. Особенно важно это было в период, когда радио должно было выкупить лицензию на право вещания: сумма для нас оказалась, насколько знаю, просто астрономическая. Пришлось даже обращаться за помощью к слушателям. Люди откликались, но поскольку большинство из них – представители науки, культуры, пенсионеры, то Ирине Львовне немалой крови стоило найти необходимую сумму и достойно выйти из ситуации. Как вы понимаете, ей это удалось: радио живет, авторы делают новые программы, есть даже потребность в новых. Кроме того, у нас есть и рекламные передачи, но они органично вплетаются в общий контекст радиоэфира, и касаются проблем медицины, культурных событий в городе, духовных практик.

— Что лично вам даёт работа на радио?

— Думаю, то же, что и всем другим авторам – возможность реализоваться, развиваться и профессионально, и как личность… В рекламных роликах своей рубрики, обращаясь к цитатам классиков, я так и говорю: погружение в поэзию помогает познавать ценность всех проявлений жизни, приоткрывать тайны человеческой души и тайны свободного творческого проявления личности. И я убеждена, что это доступно и необходимо не только гениям, но и каждому из нас. Собственно, эту взаимосвязь поэзии с жизнью я и пытаюсь показывать в каждой своей программе.

— Планы на будущее?

— Продолжать в том же духе…

 

Источник информации: литературно-художественный журнал «Гостиная»

Наверх ▲

Гармония мира, 1996-2017